Организация концертов 8 (915) 400-62-15

Кавер-группа "Бугель-Вугель"
Будь бодрее, веселее; выше, громче и смелее!
В мире новый супер-трэнд: Кавер Бугель-Вугель бэнд.

У вас намечается торжественное мероприятие, или хотите устроить зажигательную вечеринку, но не знаете каких музыкантов пригласить, чтобы гости не начали зевать от тоски? Кавер-группа «Бугель-Вугель» разбавят ваш вечер яркими красками и заставят ваших гостей плясать до упада.
Только живое исполнение, никаких песен под фонограмму. Заводной джаз-коллектив, профессионалы своего дела, с огромным опытом выступления на праздниках. Группа «Бугель-Вугель» создаст на празднике атмосферу радости, веселья и станцует вместе с вами под любимые песни.
Заказав кавер-группу на свадьбу, вы гарантированно получите заряд позитива, и ваш самый знаменательный день навсегда останется в памяти у вас и у ваших близких людей. Свадьба – это самый важный праздник в жизни молодых, он должен пройти зажигательно, а не среди тоскливых лиц гостей.
В музыкальном реквизите коллектива целый набор инструментов: саксофон, барабаны, аккордеон, гитара и даже контрабас. Ну и конечно – очаровательный солист с невероятным голосом, который исполнит любой шлягер.
Чтобы праздничный вечер превратился в зажигательное представление, нужно всего лишь набрать номер и пригласить кавер-группу на корпоратив. Когда «Бугель-Вугель» выйдут на сцену и начнут выступление, ноги сами понесут вас на танцпол отбивать ритмы под веселые песни. Но в репертуаре джаз-коллектива не только танцевальные треки, но и мелодии для медленного танца влюбленных.
Секстет «Бугель-Вугель» не даст никому грустить, зажигательные ритмы разнообразят даже самый скучный вечер. Их музыка проникает прямо в сердце и заставляет его биться чаще, услышав ее однажды, вам захочется приглашать эту замечательную группу на каждый праздник.

 

 

"Бугель-Вугель" медленней всех бегает на лыжах, но быстрее остальных катится кубарем с горы. Наша кавер группа плавает топориком, но пересидит любого на дне. Вместе мы боимся высоты, но мир с воздушного шара видится нам неповторимо прекрасным. Кавер группа Бугель-Вугель не переносит скоростей, но испытывает самые фантастические машины! "Бугель – Вугель" вытрет тебе слезы, когда плохо. Выпьет чарку, когда хорошо. Живи в стиле "Бугель-Вугель!" Будь смешней, бодрей, смелей.

Кавер группа на льдине

Луна висит над моей головой. Полнотелая и белобокая. Я наслаждаюсь ночью под стропилами столетней крыши, вытянув ноги из чердачного окна. Блики витражей перед глазами, скорость машин летящих по магистралям в неоновое марево.

Чердак обитаем. Тянь-шаньские мастера обратили его в храм покоя и неги.

Здесь живет мой друг Бугель Вугель. Сейчас он кормит лебедей. Бросает кусочки багета грациозным птицам, бороздящим лазурные воды бассейна. Компания кавер группы Бугеля отдыхает на подушках чел аута. Играет музыка. У моего друга праздник. К нему вернулась кошка. Она ушла семь лет назад. Не допив молоко. Не тронув Пожарскую котлету. Сейчас кошка сидит на столе. Белая с розовым носом. Словно фарфоровая статуэтка рядом ногой хамона покусанным кем-то - алчно и безжалостно.

– Это она, - Бугель показывает фотографию кошки. - Почему черная, спрашиваю я. Бугель пожимает плечами – постарела. Я понимающе качаю головой. Устраиваюсь снова у слухового окна.

- Хочу тебе рассказать одну историю, продолжает мой друг. – Оставь ее корреспондентам. – Нет, музыкант обнимает меня за плечо, - ты видишь ту рыжую в кресле? Она с другой планеты. – Я думал, девицы пришельцев выглядят иначе представителей рязанской глубинки. - Не улыбайся так, продолжил Бугель. Может быть, утром меня уже не будет. Эта пантера охотится за моим полушарием мозга.

Я потянулся к сумке. Достал бумагу, карандаш, дождался, когда Бугель наполнит стаканы, отхлебнул угощение и стал зарисовывать его рассказ.

Та весна накатила внезапно. Солнце за день выжгло наледь. Южный ветер за час сорвал с мегаполиса шубы и куртки. Опьяненные смелостью девичьих юбок, одетые в легкие весенние наряды Бугель и его кавер группа, скрывая глаза за темным барьером очков, появились в аэропорту.

Со всей филармонией: гитар, барабанов, шляп и ботинок, едва уместившихся в десяти чемоданах, музыкальная группа вальяжно прошла контроль и, войдя в зал ожидания, отправилась в буфет. Бугель пропустил кружку в честь гастролей, зевнул и, увидев свободное место присел. Сквозь прикрытые веки он наблюдал за жизнью ожидающих вылета. Вот компания в красных горнолыжных костюмах возбужденно-фальшиво подшучивает друг над другом. Вот длинноногая девица постоянно подтягивает джинсы на худую попу … . Не найдя ничего интересно Бугель клюнул носом. Голова музыканта склонилась на бок. Сам того не желая он упокоился на плече здоровяка, дремавшего рядом, одетого в шубу из густого меха не то медведя, рыси иль волка.

– Садимся, - пилот, перекрикивая гул винта, выглянул из кабины «Ан 2». В заиндевевшем салоне, одетая в красные горнолыжные костюмы компания музыкантов прижалась друг к другу. – Я думал в Сочи теплее, - произнес один из них, тряся фиолетовой губой. Пилот усмехнулся. Дал штурвал от себя. Все закрыли глаза.

Белая медведица посреди безоблачного края торосов льда и снега, задрав голову смотрела как маленький самолётик, качнув крыльями, пикирует на посадку.

- Одевайте, - строго произнесла штурман – худосочная девица. Подтягивая джинсы на попе, она придирчиво наблюдала за кавер группой тянувшими на головы балаклавы. Убедившись, что каждый музыкант исполнил требование, пилот отворил дверь салона.

У трапа, в густом пару стояла фигура. На глазах сварочные очки. На руках огромные меховые варежки. Алый комбинезон невероятного размера заслонил горизонт. Ничего не сказав, этот инопланетян махнул рукой.

Музыкальная группа, поочередно попрыгала на льдину. Мохнатые лайки, почуяв гостей, сорвались с места. Пытаясь укусить музыкантов за задницу, собаки весело сопровождали их – бегущих к домикам - стоящих вряд, окутанным дизельным сизым дымком выпустивших в небо антенны.

                 - Добро пожаловать на антарктическую станцию «Мирный», - улыбнулся в широкую бороду сидящий за столом мужик в синтепоновом комбезе. Бородач поднялся. Протянул каждому музыканту ладонь. – Начальник экспедиции Лютый! Утирая сопли, музыканты, кто не держался за зад, тянули замерзшие рученки.

- Ты же сказал Сочи, - шепотом спросил Бугель Вугеля гитарист. – Перепутал. – Красноярский край, с Краснодарским!? – шипел обмороженный барабанщик.

                 - Наша столовая и кают компания, - щуплый дядька обрадованно вылез из-под конфигурации акустических колонок, всевозможных железок соединенных проводками и скотчем и развел руками. – Радист Собакин, представился он, и яростно чихнул. - Сегодня тепло, плюс пятнадцать, ни как не нарадовался Собакин, к вашему приезду натопили. Возликовать с радистом у музыкантов не выходило. - Будем здравы, только и сипели они.

Саунд чек не удавался. От перепада температуры инструменты не желали настраиваться. – Играй так, - махнул рукой начальник. - Через час уж обратно пора.

В вагончик зашли еще зимовщики. – Здесь на полярной льдине, - радостно начал бородач, обращаясь к музыкальной группе - нас пятнадцать человек. Трое сейчас на смене, а остальные к вашему вниманию. В честь столетия первой экспедиции северного полюса концерт кавер группы Бугель Вугель, объявляю открытым! – Ур-ра – заорали зимовщики в голос. Музыканты ударили по струнам. Через пять минут в кают компании стало жарко. – Зимовщики подпевали, хлопали в ладоши. Радист, исполняя роль звукорежиссера что-то крутил в оборудовании. Звук с каждой нотой становился лучше. Музыкальные инструменты настраивались по себе сами.

Сфотографировавшись с полярниками, музыканты с радостью поспешили восвояси. Ветер стелил поземку. Винт самолета закручивал стай изморози.

- Держись, крикнул пилот, разворачивая штурвал. – Порыв ветра до 15 метров в секунду, проворковала штурманша. Пилот перевел акселератор. Кавер группа, подпрыгивая на лавках, понеслась в чреве воздушного судна в темень надвигающегося на льдину бурана.

- Ты бывал в турбулентном потоке, - спросил меня Бугель. - Бывал. – Значит, понимаешь, что творилось на борту маленького «Ан 2»? Точнее передать наше состояние может только моряк утлой лодки скользящий по гребню волны в 12 бальный шторм.

Я представил себе океан, 12 бальный шторм, утлую галеру и голую штурманшу привязанную к бушприту судна - этакий символ морской богини. Кавер группа нелепо и отчаянно махала веслами, бравый Бугель стоял у руля.

- Пятнадцать минут пилот боролся с непогодой, - Бугель оторвал меня от фантазий, - самолет, треща шпангоутами, пытался набрать высоту и … срывался с потока словно альпинист со скалы, …

- Едва удерживаясь на чуде и вере, - добавил я к его молчанию.

Мне снова представился ревущий океан. Штурманша, уже не была привязана к бушприту. Она в чем мать родила, бегала по палубе. С хлыстом в руке. Не стесняясь себя и не боясь ярости, обрушивала ударысемихвостки на плечи и спину гребцов. Надо отдать должное, грести музыканты стали толковей.

- Вдруг все смолкло, - голос Бугеля потерял силу. Когда музыканты открыли глаза и перекрестились, то увидели штурманшу. Подтянув джинсы, она открыла дверцу салона. В пурге у трапа стоял начальник полярного лагеря.

Кают-компанию отдали музыкантам и пилоту. Штурманша проводила день в общей компании, но на ночь запиралась в отдельный вагончик. Так было безопасней. Для всех. К утру четвертого дня снежного плена повар экспедиции сообщил: продукты заканчиваются. Бывалые полярники знали: если буран не утих, мести ему еще трое суток. Продовольственную норму снизили. Но тут случилось еще приключение. Дизельный генератор стал барахлить. Спешно расчехлили и завели запасной. Рисковать нельзя. Если подача электроэнергии не восстановится через двадцать минут, то самый стойкий зимовщик не продержится на полюсе и дольше часа. Музыканты кавер группы не привыкшие к условиям полярной жизни стали хворать. Медик, поначалу ограничивающийся витаминами, перешел к жестким инъекциям. На седьмой день буря немного утихла. Пилот, одев три слоя одежды, в сопровождении начальника и двух полярников вышел на разведку.

Зимовщики завели Буран и отправились с инспекцией лагеря. Через пять минут все стало ясно. Самолет был цел. Взлетная полоса почти свободна от снега. Связавшись по рации с Большой землей, начальник собрал совещание, - циклон бушует не только здесь, - сказал он, - эвакуировать гастролёров проще своими силами. Однако были и осложнения. Переметы занесли взлетную полосу. Двухсот пятидесяти метров достаточных для самолета не набиралось. Полдня ушло на разогрев горелками поддона двигателя ДТ-75. К вечеру затянув льдину сизым дымом трактор завелся. К утру был готов к взлету и самолет.

Артисты погрузились на борт. Самолет стал набирать скорость, как вдруг штурманша заблажила - … тормози Коля!!! Лихо развернув штурвал летчик остановил машину. Через всю взлетку пролегал след. Трещина расколола полосу надвое.

Начальник экспедиции и бывалые полярники, посмотрев снимки трещины задумались. - Судя по дрейфу льдины, до ближайшего аэродрома семьсот – восемьсот километров, - просипел самый пожилой полярник. - Долететь можно, - произнес пилот.

- Рисковать самолетом нельзя, - возразил начальник. - Очевидней всего, музыкальной группе придется задержаться у нас, недели на две как минимум, - сказал второй бывалый зимовщик, - за это время трактор и люди расчистят новую полосу.

Такой поворот событий не устраивал начальника экспедиции, не Бугеля, ни музыкальную группу. Понять начальника было можно. Продукты заканчивались. Дизель генератор барахлил. Музыканты так же хорохорились. Что делать с предоплаченными концертами? - Не выход, - заявил Бугель. Выдержав тяжелые взгляды мужчин, он продолжил - Будем строить трамплин. Как в книжке про полярного летчика. Суровые зимовщики улыбнулись. Бугель же, разразился новой тирадой.

- Как лучший математик университета я рассчитал длину и высоту подиума. Много работать не придется. Готов возглавить строителей.

- Вопрос один, - произнес начальник, - что скажет пилот? Пилот как все знали, был парень рисковый. – Когда ближайший праздник, - обратился он к начальнику. - Месяца через полтора. - Значит, водки еще столько ж не нюхать. Показывай чертеж, - обернулся летчик к Бугелю.

Утром следующего дня, трактор сгреб к трещине снег. По расчетам Бугеля, длинна взлетной конструкции выходила шесть метров. Высотой на два. Работа шла днем и ночью. В три смены по десять минут полярники скатывали наст и укрепляли торец бревнами. К трещине подогнали компактный генератор. Сбросили насос и качали воду на скат трамплина.

Тем временем в столовой, пилот размышлял над своими расчетами. Как не прикидывал, выходило одно. Сто девяносто метров хватит для разгона. Но после прыжка, машина просядет. Хвост заденет конструкцию. Пилот осмотрел багаж музыкантов: инструменты, десяток чемоданов, ноутбуки, плееры.

Утром «Ан 2» выпуская сизый дым высокооктанового бензина, тарахтел движком.

- Все, что было привезено с собой, - произнес начальник, обращаясь к построенной в ряд музыкальной группе, - включая музыкальные инструменты нужно оставить. Через три месяца к льдине придет ледокол. Вещи будут доставлены на землю.

- Впрочем, выбора у вас нет, - вставил пилот свою лепту.

- Рассказывать, как прощались музыканты со своим добром, это рвать душу, - Бугель заглянул мне в глаза.

Штурманша захлопнула дверь. Кавер группа расселась на корточках. Пилот разогнал двигатель до взлетного и, отпустив тормоза, устремил машину к трамплину.

- Сто, сто десять, сто двадцать, - штурманша считала метры. … Бугель мрачно смотрел, как самолет приближался к трамплину.

Когда лыжи оторвались от наста и порыв ветра подхватил биплан, он просел … люди охнули и … .

Здоровяк на плече которого сопел Бугель Вугель бесцеремонно поднялся. Бугель ошарашено оглянулся. В аэропорту стало безлюдно. Один из музыкантов, подошел к Бугелю. - Куда мы летим? Спросил он.